Теги

, ,

Поделиться

  • Twitter
  • Facebook

 

Музыкальное восприятие, в отличие от других эстетических переживаний, не интересовало бы меня так сильно, если бы ничего не знали о устройстве его источника – музыкального произведения. Но мы знаем точно, как устроено любое музыкальное произведение: соната, контрапункт, фуга, симфония и пр., просто потому, что есть нотная запись.

Интересным представляется то, в частности, что контрапункт следует законом развития, которые мы можем назвать Диалектическими, или, если мы приверженцы постмодернизма, – Диалетизма. В самом деле, даже  само название – от латинского “точка против точки” — подразумевает противопоставление, по меньшей мере, и даже противоречие, если нам так угодно.)

Полифоническое произведение, каким является контрапункт, обладает той особенностью, что может длиться бесконечно. Построение его таково, что мелодия голосов, переходя из тональности в тональность, и пройдя все 12 тональностей, может заново начать свой путь, и с каждым новым кругом можно добавить новые голоса или видоизменять существующие, или даже просто менять их количество. Скажем так, идеальным произведением было бы такое, при котором, начиная с 12 голосов и теряя один голос при прохождении каждой следующей тональности, к 12-ой тональности мы бы узнали, о чем же говорил голос в самом начале произведения.)) Теоретически это возможно, но с практической точки зрения – нет, мы бы просто сначала услышали шум, подобный тому, какой мы слышим, одновременно нажав на все 12 клавиш октавы.))

Контрапункт, в том виде, в каком создал его Бах, не перестает удивлять, и мы слушаем его бесчисленное количество раз, как будто мы читаем Тору, — раз за разом воспринимая что-то новое. Создается впечатление, что мы сопоставляем наше внутреннее состояние — эталону, который является всего лишь чередующейся последовательностью звуков и пауз, и который мы научились представлять себе как многоголосье.

Я помещаю здесь Глена Гульда — Contrapunctus I — интересно и необыкновенно, особенно, где делается акценты. Есть еще один интересный контрапункт — Contrapunctus XIV, который заканчивается как бы на полуслове, неожиданно, и наступившая тишина, постепенно поглощающая умолкающие звуки, создает контраст — отвесную стену, загадку. Сделал ли Бах это намеренно или просто не стал заканчивать его, неизвестно. В высшей степени подчиненный гармонии гений, возможно, диктовал ему, что именно здесь следует остановиться, ибо оборвавшаяся неожиданно мелодия — и станет самым замечательным финалом. Я помещу его в следующей записи — найти не так-то просто, — и одновременно пущусь в самые неожиданные предположения, на которые еще, возможно, никто еще не решился, кроме меня…)