Теги

, , ,

Поделиться

  • Twitter
  • Facebook

Если начать рассматривать сновидения с кошмаром самым

обыкновенным образом, то кошмар является сущностью, которая заключает в себе и причину и следствие одновременно, или, вернее, представляет из себя следствие из одного и причину для другого. Таким образом, кошмар, по-видимому, является следствием одного психического процесса и причиной нового или другого взаимосвязанного процесса. Из всех предположений о сущности кошмара, главным видится следующее. Переживание ночного кошмара — это некий механизм адаптации психики, ей свойственной, который поддерживает состоятельность нашей нервной системы — в любом смысле: ее устойчивость, ее изменчивость, ее приспособляемость и т.д.То есть, суть кошмара — в самом кошмаре, который переустанавливает или перенаправляет неизвестные нам еще психические и нервные связи.
Совершенно ясно, что для того, чтобы испытать падение с большой высоты необязательно подвергать себя риску для жизни, соответствующего такому действию. Так, собственно, и действует кошмарное сновидение, вызывая действительное переживание, но используя для этого воображаемые экстремальные обстоятельства. Кошмар включает в себя все, что уже закрепилось в виде осознанного и неосознанного опыта, и, придает им гипертрофированную форму — определенным образом структурированную образную и символьную систему (злые ведьмы, нечисть, драконы, утопленники, изуродованные лица, холодное ощущение небытия, любые иные символы) и помещает в сновидение. Если бы этой формы не было, мы бы просто не знали, что кошмар имел место. Тем не менее, мы знаем что он был, так как символы, которые он использует, в общем нам понятны. И в том, что он не забыт, а присутствует в нашем сознании после сновидения, должен быть неясный пока мне смысл. Но содержание и смысл самого кошмара передается нам на языке, нам не понятном, и он предстает как само величие неудержимой иносказательной фантазии. И эта фантазия интересна несколькими вещами: 1) Она изоморфна нашим сознательным представлениям о добре и зле, справедливости, правде и лжи, нашим ассоциациям, с которыми связаны эти понятия и сумме прочего, что поместилось в сознании до кошмара; 2) Она позволяет нам пережить абсолютно реальный экстремизм события вне реальности, при том что само это событие воспринимается нами во время сна как действительная реальность; 3) Она абсолютно независима от всего нашего мировоззрения, представлений о причинно-следственных связях, пространственно-временном соотношении, и вообще ЛЮБЫХ сложившихся стереотипах нашего сознания; 4) Появление этих фантазий свойственно любому человеку, и может приобретать общие черты у совершенно разных людей.